Деревянная скульптура

Деревянная скульптура

Официальное признание творчества народных мастеров в области деревянной скульптуры было необычным. Указ Синода от 21 мая 1722 года гласил: «. в храмах многая неисправность . обретается. а именно: резные или истесанные, издолбленные, изваянные иконы, которые за недостатком искусного мастерства весьма церковному благолепию противны. а дерзают истесывати их сами неотесанные невежды и вместо сообразных святых и благообразными лицами образов безобразные, на которые смотрети гадко, болваны и шуды поставляют. принужден св. Синод запретить сие».

Несколько раньше не менее резко против культовой деревянной скульптуры выступили ревнители древних обрядов — старообрядцы. Сосланный вместе с протопопом Аввакумом в Пустозерск дьяк Федор в послании из земляной тюрьмы, обрушив свой гнев на священников официальной церкви, в полемической горячности не забыл упомянуть и ненавистные ему объемные раскрашенные изображения святых. Он писал: «Священство покупное и скверное будет стояти в алтарех церковных . яко повапленные болваны . будут глупы и неучительны и на всякое дело благо неискусны».

Такое редкое единство в оценке произведений деревянной скульптуры со стороны двух враждующих направлений русской церкви было вызвано не только заботой об уровне художественного мастерства народных резчиков.

Конец XVII — начало XVIII века в русском искусстве были периодом освоения общеевропейского художественного стиля барокко. На убранстве церквей это отразилось прежде всего в том, что вместо традиционных плоскорельефных резных икон и изображений святых в декор зданий и в резные иконостасы стали энергично вводить круглую деревянную и каменную скульптуру. Указ Синода и высказывания старообрядцев были направлены главным образом против увлечения объемными изображениями, против установки статуй в иконостасах церквей, в чем усматривалось недопустимое сходство с убранством католических храмов. Это, в частности, отмечал другой указ Синода, подписанный несколько раньше — 12 апреля, где говорилось о происхождении отдельных резных икон «от иноверных, а наипаче от Римлян и от последующих им порубежных нам Поляков».


Ангелы. Кон. XVII — нач. XVIII в. Великий Устюг


Евангелист Лука. 1730-е гг. Великий Устюг

В иконостасной скульптуре бережно сохранялись богатые художественные традиции искусства Древней Руси, быстро осваивались новые приемы объемной резьбы, вводились необычные сюжеты. В занятие скульптурной резьбой быстро включались мастера многочисленных окраин страны, возникали новые центры и направления этого искусства.

Примечательно, что в трактате знаменитого иконописца второй половины XVII века Симона Ушакова скульптура была названа одним из первых по значению среди видов искусств. Современник художника, придворный поэт Симеон Полоцкий в это же время посвятил деревянной скульптуре несколько стихов, воспевая в своих виршах произведения «острым хитро длатом изваянных».

Ориентация на европейскую художественную культуру, характерная для искусства XVIII века и особенно Петровской эпохи, в народной скульптуре проявилась по-разному. Мастера деревянной скульптуры Южной и Центральной России с помощью белорусских и украинских резчиков энергично осваивали приемы барокко. Из культового искусства Польши и Германии были заимствованы некоторые популярные сюжеты. В русских церквах появились исполненные местными резчиками неизвестные ранее объемные изображения «Христа в темнице», сцены казни и истязания Христа, оплакивания. Позднее новшества быстро распространились на север России. После церковных реформ патриарха Никона в творчестве отдельных мастеров эпизодически проявлялся интерес к древним памятникам русской пластики, а порой обнаруживалось знакомство с произведениями византийского искусства.

Разрозненные события и факты давнего времени. Различную роль сыграли они в истории деревянной скульптуры. Одни прошли незамеченными, малозначительными эпизодами. Влияние других ощущалось на протяжении нескольких десятилетий спустя и отразилось на судьбе памятников деревянной скульптуры, созданных в предшествующую эпоху.

Указ Синода не остановил развитие деревянной скульптуры. Быстро возобновилось, а местами и совсем не прекращалось изготовление резных икон и скульптур. Уже через несколько лет после издания указа большинство новых иконостасов покрывалось скульптурным декором, в наиболее значительных местах резного сооружения появились изображения евангелистов, Саваофа, «Тайной вечери» и т. п.

Однако указ Синода все же сыграл отрицательную роль в истории деревянной скульптуры. Ей был нанесен громадный урон. Резные изображения сбрасывались с иконостасов, уничтожались или отправлялись в губернские города, в Синод, складывались в подвальные помещения и на чердаки церквей, откуда, впрочем, через некоторое время вновь переносились в часовни и церкви окрестных деревень и сел. Крутые меры, характерные для эпохи Петра I, с не меньшим усердием были повторены в XIX веке после очередного запрещения деревянной скульптуры указами Синода в 1830 и 1832 годах. Немало памятников погибло также при пожарах и многочисленных перестройках и обновлениях внутреннего убранства церквей.

Дошедшие до нас произведения народной деревянной скульптуры — сохранившиеся комплексы декора церквей и резных иконостасов, собранные в музеях отдельные скульптуры и многофигурные композиции — убедительно свидетельствуют о ней как о крупном художественном явлении.

Обширная коллекция Русского музея не может дать полного представления об истории народной деревянной скульптуры. Разные периоды, направления и центры представлены в ней неравномерно. Неизвестны не только имена мастеров, но порой и церкви, для которых первоначально предназначались скульптуры.

Большая часть музейной коллекции была собрана научными экспедициями в районах русского Севера.

Фигуры ангелов предназначались для иконостаса самой ранней каменной постройки города — церкви Вознесения (1648). Многоярусный резной иконостас этого времени до нас не дошел. Он был разобран и заменен новым, очевидно, еще в конце XVIII века. Но сохранились отдельные детали его конструкции, фрагменты декоративного убранства, разрозненные скульптуры и рельефные композиции, по которым в самых общих чертах можно представить облик резного сооружения и место фигур ангелов в ансамбле.


Евангелист Матфей. 1730-е гг. Великий Устюг

Основным мотивом декора многоярусного иконостаса был сочный растительный орнамент. Золоченые ветки с тугими, закрученными в спирали побегами — «травы разметные», исполненные в технике плоскорельефной резьбы и резьбы «напроем», — плавно растекались по плоскости иконостасной рамы, заполняли царские врата, резную стрельчатую арку, объединившую в себе сень и колонки. Центральная часть иконостаса, ориентированная на главный неф церкви, была украшена особенно нарядно и пышно. В узорочье трав мастера разместили множество плоскорельефных фигурок святых, в ажурный узор вплели объемные головки херувимов. Над царскими вратами были установлены массивные по сравнению с другими изображениями фигуры ангелов, хранящиеся сейчас в Русском музее.

Резное убранство иконостаса воспринималось постепенно. Крупные формы скульптур ангелов привлекали внимание сразу. Мелкие фигурки праотцев, пророков и херувимов выделялись из орнаментального ковра лишь при внимательном обозрении с небольшого расстояния.

Иконостас церкви Вознесения с его цельностью скульптурного и орнаментального декора был, по существу, последним крупным комплексом плоскорельефной резьбы на русском Севере. Развитие художественной культуры конца XVII — первой половины XVIII века предъявило новые требования к архитектуре и убранству иконостаса. Строительство просторных, наполненных светом церквей, возведение разнообразных по архитектурной композиции иконостасов вызвали к жизни более свободную систему скульптурного декора. В иконостас стали вводиться обособленные статуи святых и многофигурные композиции. Мастера начали широко использовать патетику жестов, драматизм сюжетов и другие доступные скульптуре выразительные средства воздействия на чувства зрителя.

Наиболее ранними произведениями нового направления деревянной скульптуры в коллекции музея являются статуи евангелистов из Великого Устюга. Крупные фигуры с первого взгляда привлекают своей мощью и особой внутренней экспрессией. Эпически суров Лука, мудрой просветленностью отмечен образ Иоанна, величествен Матфей. Лица евангелистов лишены созерцательности, религиозного экстаза, свойственного многим скульптурам того времени. Это мыслители, воплощенные в дереве местным художником.

История создания этих скульптур необычна. В 1728-1732 годах в Великом Устюге был перестроен Успенский собор. Его внутреннее пространство было значительно расширено. Два из четырех поддерживающих свод столбов были убраны, увеличен барабан и растесаны окна. Для перестроенного собора местным мастерам был заказан резной многоярусный иконостас. Скульптурные изображения евангелистов должны были занять несколько неожиданное место. Два из них предназначались для завершения иконостаса и должны были крепиться на парусах, отходящих от алтарной арки, два других — над капителями колонн. Неизвестно, кому принадлежал замысел резного убранства Успенского собора, был ли он обусловлен заказчиками или предложен кем-нибудь из мастеров, знакомых с аналогичными интерьерами московских церквей. Известно только, что работы по созданию иконостаса и отделке церкви очень затянулись.


Богоматерь. XVIII в. Из Вологодской губ


Иоанн Богослов. Втор. пол. XVIII в. Из Новгородской губ


Евангелист Матфей. Втор. пол. XVIII в. Из Углича Ярославской губ


Ангел. Втор. пол. XVIII в. Из Вытегры Олонецкой губ


Христос в темнице. XVIII в. Из Вологодской губ

Большие трудности вызвало исполнение скульптур евангелистов. Знакомство устюгских мастеров с объемной скульптурой барокко было довольно приблизительным. В изображениях евангелистов, исполненных после долгой отсрочки, мастерам так и не удалось в полной мере овладеть необходимыми профессиональными навыками. Отдавая должное широте замысла резчиков этих скульптур, нельзя не отметить, что в изображениях фигур, особенно Луки, скульптор еще не освободился от традиционных приемов плоскорельефной резьбы. Фигуры евангелистов уплощены, почти распластаны, и, несмотря на множество поворотов и сложные жесты, мастеру не удалось достичь пространственного решения композиции.

Как могла зародиться мысль о создании монументальных скульптур у мастеров, привыкших иметь дело с плоскорельефными изображениями, и насколько самостоятелен был в своей работе их автор? Ответ на этот вопрос дает сходство евангелистов из Великого Устюга с гравюрами так называемой Библии Мартина Лютера, изданной во Франкфурте-на-Майне в 1704 году. Особенно близки изображения Матфея. Скульптор лишь несколько изменил поворот головы, по-иному разместил складки одежды, пальцы правой руки, изображенной на гравюре с пером, сложил в благословляющем жесте. Однако на этом и заканчивается сходство. Каждая из скульптур неповторимо индивидуальна и выразительна.

Мастера, создавшие в 1730-е годы статуи евангелистов, обратились к иллюстрациям Библии Мартина Лютера по иной причине. Гравюры помогли им, хотя и довольно приблизительно, освоить некоторые художественные приемы стиля барокко, новые приемы изображения человека. Но в полной мере постичь этот сложный стиль устюжским резчикам не удалось.

Были ли приведены в художественное согласие с убранством интерьера и резным иконостасом монументальные изображения евангелистов, нам неизвестно. Можно лишь предположить, что ансамблевое решение скульптурного и орнаментального декора не было особенно удачным. Не простояв и пятидесяти лет, после небольших разрушений, которые нанесла молния, иконостас церкви был разобран. Скульптуры евангелистов перенесли в соседний Михаило-Архангельский монастырь, откуда они и поступили в Русский музей.

Обращение к объемной скульптуре мастеров иконостасной резьбы в XVIII веке было повсеместным. Однако новые художественные идеи в каждом центре скульптурной резьбы воспринимались по-своему. Так, например, мастера, исполнившие фигуры предстоящих для «Распятия», завершавшего иконостас одной из церквей Судромского погоста Вологодской губернии, создали произведения, в которых динамика и орнаменталь-ность складок развевающихся одежд, броская яркость раскраски и позолоты и другие особенности нового стиля удивительным образом соединились с характерными для древнерусской пластики приемами изображения человека. Столпообразные фигуры Богоматери и Иоанна уплощены, статичны. Трагический драматизм сюжета раскрыт сдержанно и скупо. Слегка склонил голову в сторону распятого Христа Иоанн, бессильно сплетены пальцы рук Марии.

По приемам пластического решения названным скульптурам близок «Саваоф» из Псковской губернии. Массивная угловатая фигура старца с поднятыми в благословляющем жесте руками изображена выступающей из облаков. Голова Саваофа выполнена объемно, тело — в невысоком рельефе. Симметричность жестов рук, фронтальная распластанность фигуры несколько скрадываются головками херувимов, живописно размещенных на овалах громоздких, похожих на глыбы камней облаков. В проработке складок одежды, в передаче объемов заметна неопытность резчика, невысокий уровень его профессионального мастерства. И вместе с тем автору этой скульптуры удалось создать впечатляющий образ понятного ему, в меру сурового и доброго «крестьянского бога».

Иным, декоративным в своей основе решением темы отмечены произведения, вышедшие из мастерских ряда городов и крупных монастырей. В коллекции Русского музея хранится несколько десятков скульптур второй половины XVIII века из иконостасов церквей города Углича, деревень и сел, близких к Кирилло-Белозерскому монастырю.


Апостол Петр. Деталь. Втор. пол. XVIII в. Из Балахны Нижегородской губ

Для всех изображений «Христа в темнице» характерно несколько необычное понимание мастерами пластики. При всем разнообразии типов, сюжетных отличий, разном уровне профессионального мастерства резчиков лицо Христа трактовано реалистически, фигура передана схематично, а порой и крайне неумело. Это объясняется тем, что фигура Христа, за исключением головы и рук, обычно была скрыта бархатными или парчовыми одеждами. Этим же обусловлено и то, что одним из главных средств выразительности в этих произведениях стал жест. Проявляя расчетливую осторожность и сдержанность, мастера находили оригинальное для каждой фигуры положение рук, то бессильно расслабленных, то застывших в строгом жесте. В одних скульптурах жест поднятой руки как бы подчеркивает спокойствие и цельность мыслей, в других — многоречив, это жест сомнений и глубоких раздумий.

Народная деревянная скульптура не была обособленным художественным явлением. Ее истоки и путь развития тесно связаны с искусством ведущих направлений и художественных центров страны.

Источник:
Деревянная скульптура
Официальное признание творчества народных мастеров в области деревянной скульптуры было необычным. Указ Синода от 21 мая 1722 года гласил: «. в храмах многая неисправность . обретается. а именно:
http://artyx.ru/books/item/f00/s00/z0000035/st005.shtml

Деревянная скульптура

В первые месяцы нынешнего года, в преддверии празднования 2000-летия христианства, в Москве в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина была организована выставка древней западноевропейской и русской деревянной скульптуры на евангельские темы.

Христианству как религиозному мировоззрению человечество обязано становлением тех духовных и нравственных норм, которые были восприняты миллионами последователей этой религии. Но христианство привнесло в мир еще и другое — бурный расцвет, особенно в период Возрождения, можно сказать, взрыв множества новых направлений в искусстве. Архитектура, монументальное искусство, живопись, музыка вот уже почти две тысячи лет черпают идеи из библейских и евангельских сюжетов.

Католические храмы принято украшать главным образом изваяниями святых — мраморными, гипсовыми, вырезанными из дерева.

На Руси деревянная скульптура появилась еще в далекой древности и была связана с язычеством, с его идолами. Может быть, борьба церкви с идолопоклонством в какой-то степени притормозила работы над скульптурными изображениями христианских святых. Но искусство деревянной скульптуры не умерло, оно возродилось в новых свежих направлениях.

Выставка, прошедшая в Музее изобразительных искусств, дает возможность сравнивать русские и немецкие, нидерландские, французские деревянные скульптуры, открывает возможности понять и общие их черты и различие.

Западноевропейская деревянная скульптура, собранная в музеях Германии, — это работы мастеров разных стилей и эпох. Каждая выполнена художником высочайшего класса. И любая скульптурная группа, композиция изображена так, что хочется долго и внимательно рассматривать детали, штрихи и все время открывать для себя что-то новое. Потому что каждый штрих действительно наполнен смыслом. Множество милых лирических деталей в циклах «детских» скульптур и совсем иных — драматических — в циклах страстей.

Христос идет на мучительную и позорную, по тем понятиям, казнь. Идет ради открывшейся ему истины. Но на провокационный вопрос Понтия Пилата «Что есть истина?» Христос отвечает молчанием. И вся двухтысячелетняя история христианской цивилизации — в сущности, история поиска ответа на этот вопрос, который и до сих пор остается открытым.

Пермская (восточноевропейская) коллекция деревянной скульптуры (350 скульптурных композиций) относится к XVIII-XIX векам. Это, пожалуй, самая большая коллекция не только в нашей стране, но и во всей Европе.

Почти всю ее собрал бывший директор Пермской художественной галереи Н. Н. Серебренников. Он не просто собрал эти бесценные памятники нашей истории и искусства, он спас их от гибели. Потому что это было в 20-х годах уходящего века, в те времена, когда соборы, церкви у нас в стране ломали, крушили беспощадно. Деревянные скульптуры, украшавшие храмы в городах и селах Прикамья, тоже были обречены на уничтожение.

Пермская деревянная скульптура — одна из школ древнерусской пластики, которая особенно пышно и самобытно расцвела в XVII-XVIII веках. Культовые деревянные образы святых тогда вырезали почти в каждом городе и во многих селах по берегам Камы. Авторами, создателями скульптур были мастера-самородки — крестьяне, охотники, сплавщики леса. Они не очень-то хорошо знали Священное писание, которое доходило до них не через книги, а главным образом в пересказах. Библейских героев резчики изображали по своему разумению. Не опасаясь как-то обидеть или оскорбить этим святых, наделяли их теми человеческими качествами, которые сами больше всего ценили в людях: силой, добротой, трудолюбием, справедливостью, решительностью, готовностью заступиться за слабых, обездоленных.

В таком же фольклорном толковании подавалась и главная тема — образ страждущего Христа. Его изображали в простой мужицкой одежде или полуобнаженным с терновым венцом на голове, а то и в кандалах. Он был мучеником, потому что безвинно приговорен к кресту. Ему «в ручки, в ножки гвоздики вбивали, на буйну головку терновый венец надевали». В этих словах не просто жалость, здесь — огромная эмоциональная сила образа. Высокая непреходящая ценность «пермских богов» именно в том, что они несут в себе черты живых людей.

«Каждая эпоха, каждая национальная культура по-своему прочитывала Евангелие, помещая его в свою историческую, социальную, географическую среду, в свои природные условия и создавала свой образ Христа-Вседержителя, Христа во славе. Но чаще — Христа-Страстотерпца, подвергаемого насилию, унижениям, побоям, крестным пыткам. Чаще — потому что такой Бог ближе, человечнее, потому что «Бог — немощный и слабый все равно остается Богом, Богом от людей».

Так написал Юрий Домбровский, один из тех, кто прошел «крестным путем» через тюрьмы и лагеря нашего XX века.

Источник:
Деревянная скульптура
В первые месяцы нынешнего года, в преддверии празднования 2000-летия христианства, в Москве в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина была организована выставка древней западноевропейской и русской деревянной скульптуры на евангел
http://www.nkj.ru/archive/articles/6992/

Русские деревянные скульптуры

Традиции вырезания фигур из дерева уходят корнями в древнейшую историю человечества. Первые известные ученым образцы относятся к временам Древней Азии. Уже тогда появились деревянные скульптуры в виде фигур богов и правителей из различных пород деревьев. За ними тщательно ухаживали, мыли, натирали до блеска, зачастую с эфирными маслами, для того чтобы придать статуям благоухание.

Русская скульптура начала свой путь со времен славян, язычества. Земли наши были богаты лесами, поэтому дерево было самым доступным материалом и для строительства, и для творчества. В те далекие времена на Руси изготовляли деревянных идолов, украшали резьбой жилища. Пусть украшения эти и скульптуры были примитивны, но это было начало искусства резьбы по дереву.

С течением времени, как и в любом виде творческой деятельности, изменялись техники работы, инструменты, традиции. Накапливался опыт.

После крещения Руси мастера стали вырезать деревянные скульптуры святых. Православная церковь усматривала в этом языческие традиции и была против такого искусства. Служители церкви считали, что в храмах должны быть только образы. Многие деревянные скульптуры были сожжены.

Тем не менее до наших дней дошли уникальные скульптурные изображения Георгия Победоносца, Николая Угодника, Параскевы Пятницы, Нила Столобенского. Если некоторые из них изучены очень хорошо, то другие заслуживают дополнительных исследований.

Русские деревянные творения сильно отличались от Западных католических, которые были распространены повсеместно для украшения дворцов, жилищ знати. Они были сдержаннее, спокойнее, добрее.

Осталась деревянная скульптура все же и в церкви. Только теперь статуэтки заменили резные украшения иконостасов, колонн, стен.

К сожалению, история деревянной скульптуры на Руси – область малоизведанная. Имена авторов большинства работ неизвестны.

Особенно была распространена деревянная скульптура в районах Русского Севера. Там большинство мужчин умели резать по дереву. Поэтому допетровская школа деревянной скульптуры самая известная — Верхнекамская. До настоящего времени богатая коллекция скульптур хранится в музее Перми. Она известна под названием «Пермские боги». Ей посвящены многие исследовательские работы.

На вопрос о том, где возникла школа деревянной скульптуры , историки отвечают, именно опираясь на эти описания.

В Петровский период школа деревянной скульптуры получает новое развитие. К резьбе по дереву возникает острый интерес, ведь строится новая столица – Петербург. Перестраиваются под влиянием моды старые здания. В подражание Западу интерьеры модно украшать с помощью скульптур и целых скульптурных композиций, зеркала, наличники резными рамами, стены целыми деревянными картинами. Деревянной резьбой украшают многие предметы интерьера. Статуи встречают хозяев и гостей у входов, в парках, садах.

Петр Первый отправляет русских мастеров за границу для учебы новым техникам.

Большой вклад в развитие деревянной скульптуры сделали кораблестроители, опять же, не без влияния Петра. По царскому указу все модели кораблей, прежде чем начать строительство, должны были выполнить в малом размере. Царь и сам этим занимался.

Нос каждого корабля в те времена традиционно украшали деревянной статуей.

В настоящее время деревянные скульптуры можно видеть повсюду — от дачных участков до общественных парков, городских улиц. Широк интерес населения к этому доступному для России материалу. Экологичность, простота обработки привлекают не только именитых мастеров, ремесленников, но и любящих творчество людей разных слоев общества и рода занятий.

Источник:
Русские деревянные скульптуры
Русская скульптура начала свой путь со времен славян, язычества. Земли наши были богаты лесами, поэтому дерево было самым доступным материалом и для строительства, и для творчества.
http://fb.ru/article/296841/russkie-derevyannyie-skulpturyi

COMMENTS