Болезнь окр

Болезнь окр

Мысли, импульсы или образы, которые:

  • Повторяются вновь и вновь и персистируют;
  • Навязчивые и неадекватные — вызывают выраженную тревогу или дистресс;
  • Это не просто чрезмерное беспокойство по поводу реальных проблем;
  • Игнорируются/ подавляются или нейтрализуются другими мыслями или действиями;
  • Признаются как плод своего вымысла.

Примеры обсессий (навязчивых состояний) — Чаще всего, у подростков навязчивые состояния связаны с мыслями о заражении (43%), у детей – повторение фраз (>50%), у больных, страдающих болезнью Туретта хульные мысли (>50%).

  • Неприятные мысли о сексе, насилии, заражении или числах или сомнения
  • Реже — вычисления, произнесение запретных слов, попытка объяснения общих мест/ общеизвестных фактов путем задания вечных вопросов

Непреодолимое желание повторяющихся образцов поведения или действий в уме, наяву:

  • лицо чувствует, что его толкает на совершение чего-то ответная реакция на:
  • навязчивое состояние
  • правила, которые должны соблюдаться неукоснительно
  • Синдром Туретта – дебют в любом возрасте, без этапности, с катастрофическим сочетанием множественных двигательных и вокальных тиков, часто с одновременным развитием эпизодов психотических нарушений, вследствие тяжелых черепно-мозговых травм, вирусных энцефалитов, деструктивных заболеваний головного мозга или, в результате длительного многолетнего приема нейролептиков (галоперидол).
  • Болезнь Туретта – дебютирует всегда в детском возрасте (никогда ранее 2-х лет, в 50% случаев между 5 и 7 годами, редко старше 10 лет, практически никогла после 12 лет. Развитие всегда этапное, течение волнообразное или непрерывнопрогредиентное
  • Волнообразное (встречается более, чем в 80 % случаев), не зависит от возраста начала заболевания, угасание и возобновление симптоматики часто сезонно, но при угасании тиков сохраняются или «разрастаются» мнестические (мыслительные) и двигательные навязчивости, т.е. ОКР.
  • Непрерывное (15-18% ) — этапное распространение гиперкинезов, с паралельным развитием психических нарушений.
  • Грубопрогредиентное (2-5%) — в течение месяцев развитие развернутой картины болезни Туретта(такое молниеносное, что ребенок не успевает «привыкать» к своим нарушением психики, часто развивается аутоагрессия.

Болезнь Туретта претерпевает обратное развитие при правильно подобраной нейролептической терапии в различных возрастных периодах: в дошкольном возрасте – глиатиллин (400мг однократно или через день)

  • психопатоподобный, выражающийся в асоциальном поведении (при отсутствии ОКР) – 15-20%.
  • неврозоподобный, когда сохраняются и нарастают ОКР.
  1. Первый этап (от внутриутробного периода до 2-3 лет) – формирование транскортикаль ных связей стволового уровня.
  2. Второй этап (от 3 до 7-8 лет) – формирование и активация межгиппокампаль ных комиссуральных систем
  3. Третий этап (от 7 до 12-15 лет) – формирование обеспечения

— Многие отделы головного мозга;

— Также он находится в некоторых симпатических волокнах (например, идущих к потовым железам и в некоторых кровеносных сосудах);

— Присутствует также в соматической системе между нейронами и мышцами, управляемыми волей.

Нейроны, в которых функцию нейромедиатора выполняет ацетилхолин, называются «холинергическими».

  • В основном находится в нейронах в среднем мозге и в базальных ганглиях (в глубоких отделах церебральной коры);
  • В автономной системе;
  • Присутствует в некоторых соматических путях (недостаток ассоциируется с чрезмерной стимуляцией мышц, как это имеет место в случае болезни Паркинсона).

Нейроны, в которых функцию нейромедиатора выполняет дофамин, называются «дофаминергическими»

Флувоксамин — единственный моноциклический селективный ингибитор обратного захвата серотонина

  • При обсессивно- компульсивном расстройстве и некоторых других расстройствах настроения или тревожных расстройствах может иметь место нарушение баланса в функционировании разных нейромедиаторов, в особенности рецепторов серотонина
  • Флувоксамин помогает восстановить нормальную серотонинергическую функцию
  • При ингибировании обратного захвата медиатора, флувоксамин почти в 100 раз селективнее в отношении серотонина, чем в отношении норадреналина1
  • При ингибировании обратного захвата медиатора, флувоксамин почти в 3000 раз селективнее в отношении серотонина, чем в отношении дофамина 1

Это клинически отражается в малой распространенности нежелательных эффектов.

С 5-и летнего возраста, быстро прогрессируя, развился генерализованный тик с одновременным развитием патологических черт характера (вязкость, застойность в мелочных требованиях к родителям), конфликтность(«там, где он появлялся, развивался конфликт, всегда заканчивающийся дракой»). Обращаясь к неврологам в период развития гиперкинезов получал «мягкие» ноотропы, сосудистые препараты, без какого-либо эффекта. В дальнейшем (в 7 лет), при развитии грубости, нетерпимости, гиперкинезы родителями практически не замечались. Поэтому, обратившись к психиатрам по поводу нарушения формирования черт характера, получили заключение о формирующейся «органической» психопатии. К 10 годам конфликтность, вызывающее поведение дезадаптировали его полностью(выведен из школы на надомное обучение).

Источник:
Болезнь окр
Мысли, импульсы или образы, которые: Повторяются вновь и вновь и персистируют; Навязчивые и неадекватные — вызывают выраженную тревогу или дистресс; Это не просто чрезмерное
http://pncz.ru/prakticheskaja-dejatelnost/4-sindrom-zhilja-de-lja-turetta/21-taktika-terapii-okr-pri-bolezni-zhilja-de-lja-turetta.html

Думаю, что думаю, что думаю

Обсессивно-компульсивное расстройство, или невроз навязчивых состояний, раньше считалось редким душевным заболеванием. Симптомы ОКР в легкой форме есть у большинства — это повторяющиеся действия, ритуалы, с помощью которых люди снимают тревогу. Около двух процентов людей, как правило, с интеллектом выше среднего, посвящают этим ритуалам больше часа в день — это явный признак того, что нужно обратиться к психотерапевту. Пациенты рассказали о том, как их парализовали собственные мысли

Евгений, 23 года, журналист

На это уходит очень много энергии и очень много времени. Я носок мог надевать десять минут. И это еще не тяжелая форма.

Я не понимал, что со мной происходило: никто не мог сказать, что так бывает и ничего страшного в этом нет, что это как заболеть гриппом. Я никому не рассказывал об этом, потому что меня бы посчитали психом. Зайдите на YouTube и посмотрите ролик про ОКР в американском сегменте. Там комментарии будут в основном: «Давай, ты обязательно справишься с этой болезнью!» А в русском я видел, к примеру, ролик про мужчину, который закрывает автомобиль по несколько раз, а его снимают с балкона с комментарием: «Смотрите, какой придурок, не может дверь закрыть». И под роликом: «Таких идиотов отстреливать надо», «Психопатов поразвелось, шизики чертовы». И ты думаешь: как вообще жить в этой стране?

Мама отвела меня к психотерапевту. И это был очень здравый ход, потому что одна из проблем, связанных с ОКР, с депрессиями в нашей стране, заключается в том, что люди не идут за помощью к врачу. Я не помню точно, что там происходило. Но сейчас, имея некий опыт лечения, я понимаю, что тогда меня не лечили от ОКР. Меня лечили от чего угодно, но не от него. Это была групповая терапия — у всех разные диагнозы, но все в одну кучу, мол, детские проблемы — они и есть детские проблемы. Помню, что один мальчик был с легкой формой шизофрении, другой боялся девчонок. И вылечился. Были ролевые игры, отрабатывали разные ситуации, из которых возникает напряжение. Но в моем случае цель не была достигнута: нельзя лечить разные болезни одним и тем же средством.

Понятие «ОКР» я впервые услышал лет в 20, наткнувшись на прикольный ролик на YouTube с нарезкой из «Звездных войн» (в ролике Люк Скайуокер несколько раз закрывает и открывает отсек космического корабля. — БГ). Тогда я понял, что это то, чем я страдал в детстве. Прочитал об этом в «Википедии» и сам себе поставил диагноз. Но к врачам пошел, только когда мне было 22 года.

Я лечусь пока только 9 месяцев, но лечение не закончится никогда. Просто будет уже не таким активным и без антидепрессантов. Ритуалы у меня остались, но я трачу на них не 7 часов в день, а 15 минут. Даже сейчас я стучу пальцем по столу, потому что мне так хочется. От своей тревоги, застенчивости, страха перед чем?то я не смогу избавиться никогда. Я могу только принять это. Теперь, когда меня посещает маленький окаэрчик и говорит «Ну?ка подумаем об этом!» — я его посылаю. Если раньше я ему не мог так сказать, то теперь могу».

Источник:
Думаю, что думаю, что думаю
Люди, страдающие обсессивно-компульсивным расстройством, рассказали о том, как их парализовали собственные мысли
http://bg.ru/society/dumaju_chto_dumaju_chto_dumaju-19799/

Обсессивно-компульсивное расстройство

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) — метальное расстройство, существенно влияющее на жизнь человека. Оно, как и фобии, относится к неврозам навязчивых состояний. Но, если фобии включают в себя только обсессии (навязчивые мысли и страхи), то при ОКР добавляется и компульсии (действия, направленные на преодоление страхов). Человек, не выполняющий этих действий, испытывает сильнейшую тревогу, которая рано или поздно заставит его последовать компульсии.

Название болезни произошло от английских слов «obsessio», означающее одержимость идеей, и «compulsio» — принуждение. Оно подобрано удачно — емко и кратко описывает суть заболевания. Люди, страдающие от этого расстройства, в некоторых странах считаются нетрудоспособными, теряя работу. Даже не принимая во внимание этот факт, больные склонны бессмысленно проводить множество времени из-за компульсий. Обсессии же могут быть выражены фобиями, навязчивыми мыслями, воспоминаниями или фантазиями, что так же существенно ухудшает качество жизни больного.

Обсессии это навязчивые мысли, воспоминания и страхи, повторяющиеся снова и снова. Страдающие ОКР люди просто не могут их контролировать. Они находят эти мысли неприятными, а иногда и пугающими, но со временем они приходят к пониманию, что эти страхи не имеют смысла.

Часто обсессии не приходят одни, за ними следуют разной интенсивности чувства страха, сомнений и отвращения. В случае обсессивно-компульсивного расстройства обсессии пожирают время и препятствуют выполнению важных дел. Эта особенность важна для диагностики ОКР, следует различать человека с психическим расстройством и просто впечатлительную особу. Страдающие ОКР люди испытывают обсессии регулярно и они вызывают сильное волнение.

Компульсии — «ритуалы» — другая часть ОКР. Это постоянно повторяемые действия, которые больной использует с целью нейтрализации или противодействия обсессиям. Люди, страдающие обсессивно-компульсивным расстройством понимают, что это не решение проблемы, но за неимением выбора, полагаются на компульсии, чтобы получить временное облегчение. К ним причисляют так же поведение, при котором больной старается избегать мест или ситуаций, которые могут вызвать обсессию.

Как и в случае с обсессиями, не все повторяемые «ритуалы» имеют компульсивный характер. Например, обычные гигиенические действия, религиозные практики и изучение новых навыков предполагают многократное повторение одинаковых действий, но это часть ежедневной жизни. Люди, страдающие ОКР, напротив, имеют чувство, будто что-то заставляет их следовать «ритуалам», хотя они и не хотят этого. Компульсивные действия целиком направлены на попытку уменьшить тревогу, вызываемую обсессией.

Источник:
Обсессивно-компульсивное расстройство
Обсессивно-компульсивное расстройство личности относится к неврозам навязчивых состояний. Что это такое, каковы причины возникновения заболевания, примеры "ритуальных" действий человека, другие симптомы и возможные методы лечения.
http://www.neuroplus.ru/bolezni/nevroticheskie-rasstroystva/obsessivno-kompulsivnoe-rasstroystvo.html

Самопомощь при окр, часть 2

Здравствуйте, уважаемый читатель. Эта статья задумывалась, как собрание общих рекомендаций для больных ОКР и является естественным продолжением Самопомощь при окр. Часть 1. Надеюсь, она окажется для Вас полезной. Здесь будут представлены общие психологические рекомендации. По большей части они будут касаться ОКР с преимущественно навязчивыми мыслями и сомнениями.

Мозг человека, больного ОКР постоянно занят паразитической работой мысли. Это происходит за счет функционирования неких биологических механизмов (различные гипотезы на эту тему можно найти в интернете и тематической литературе). Именно потому, что причина материальна, а не психологична в своей основе, психотерапия этого невроза часто оказывается очень малопродуктивным процессом.

Также именно по этой причине многие терапевты склонны к тому, что бы назначать для лечения ОКР лекарства. Однако лекарства не оказывают полного лечебного эффекта в силу того, что ОКР является довольно сложным нарушением мышления и его материальная база лежит в нарушении интегративных связей структур головного мозга, а не сводится лишь к химии.

Большинство пациентов и терапевтов подтвердят тот факт, что лекарства могут облегчить положение, но не вылечивают расстройство полностью. Здесь нет ничего принципиально нового для психиатрии — ведь для всякого расстройства психики положение вещей остается таким. Лекарства ослабляют симптоматику за счет изменения химического баланса в мозгу, но человек пока не изобрел способ как-то менять межнейронные связи.

Более того, сами болезни пока не поняты на уровне связи нейронных сетей. По это причине психиатры и психотерапевты лечат, как могут — обвинять их нельзя. Если человек мучается от тревоги ему по крайней мере в какой-то степени поможет транквилизатор. А что еще делать? Нужно же как-то воздействовать на ситуацию. Очень важно проходить психотерапию.

Человек по крайней мере будет общаться на тему свой болезни, будет узнавать, что он не один, не будет чувствовать изоляции. Сможет в какой-то степени справиться с компульсиями. Однако, как было сказано в начале статьи: мозг человека, больного ОКР постоянно занят паразитической работой мысли. Он может быть не зафиксирован на чем-то конкретном, но самоуглубленность, интроспекция останутся.

Другое дело, что и интроспекция и самоуглубленность не обязательно будут сопровождаться тревогой. Больной ОКР также скорее всего будет ощущать некое психологическое неблагополучие постоянно — просто из-за обилия мыслей, рефлексии. Грубо говоря, для счаться человеку нужно думать поменьше, но у больного ОКР это просто не получается.

Большую часть жизни он все равно находится в тех или иных размышлениях, сомнениях. В периоды обострений у него или у неё усиливается тревога, ожесточается фиксация; в периоды полегче — больной ОКР просто что-то пережевывает в своих мыслях безо всякой необходимости. Гнать эти мысли у него не получается, мозг сам возвращается к ним.

Картина едва ли изменится в течении жизни, но поведение больного ОКР станет более зрелым и компетентным в отношении собственной психологической сущности. Грубо говоря, больной гибко выстроит свой образ жизни, зная об особенностях своей психики. Увы, гарантировать отсутствие повторений обострений невроза, невозможно.

Итак, 1) Мозг человека, больного ОКР постоянно занят паразитической работой мысли.

2) Больной ОКР также скорее всего будет ощущать некое психологическое неблагополучие постоянно — просто из-за обилия мыслей, рефлексии.

И к первому и ко второму пункту можно также отнестись как к акцентуации личности с психологической точки зрения. Их можно рассматривать, как особенности характера. Невротический склад мышления.

Что может действительно помочь больному ОКР?

1) Больной ОКР должен совершить практически невозможное для себя — то есть отвлечь внимание от мыслей, причиняющих негативные эмоции. В других случаях, увы, мысленно Вы будете топтаться на тех же самых идеях, причиняющих тревогу, чувство вины или другие негативно окрашенные эмоции, но уже пытаясь их избежать, подавить.

2) Больной ОКР должен научить себя в повседневной жизни держать голову пустой. Он должен постараться проживать свой день, делать полезные дела, но ощутив, что мысли начинают убегать куда-то «не туда», ему каким-то образом следует попытаться переключиться, отвлечься.

«Не туда» мысли начинают убегать тогда, когда Вы ощущаете беспричинное самоуглубление, т.е. тогда, когда вы чувствуете, что мысли ваши и внимание начинают утекать в пустоту или «бездну» без причины на то. Вы сами почувствуете, что куда-то «выпадаете» из реальности. Впадаете в задумчивость без причины.

* Именно задумчивость без причины — является наиболее постоянным и стабильным спутником ОКР. Причем в таком своём варианте мысли оказываются даже конкретно ни на что не направлены.

3) Больной ОКР должен обрести общую жизненную определенность. Т.е. разрешить свои глобальные сомнения: относительно работы, карьеры, призвания, отношений с людьми, собственных способностей. Он должен понять в какой точке, сделано все, что возможно. Для чего? Для того, что бы перейти к пункту №2. Нужно вытащить себя из постоянных сомнений, поняв, что уже думано и передумано все, что только возможно, невозможно и даже больше. Отдельно нужно разрешить для себя вопросы касательно смысла жизни, главного в жизни — поняв, что, что бы ни происходило, нужно «смириться и стараться получать удовольствие» (слова из Х/Ф Наука сна).

4) От глобальных сомнений к крошечным сомнениям. От общей личностной неопределенности к повседневным жизненным и бытовым вопросам. Ведь больные ОКР, что не могут выбрать между двух дел. Здесь целесообразно просто научиться выбирать что-то, останавливать выбор на чем-то, что бы потом перейти к пункту №2.

Важно отметить, что мозг при этом может начать порождать огромное количество «умственной жвачки», усложняющей выбор: «А правильно ли я выбрал дело? А не стоило ли мне заняться чем-то еще? А как мне быть уверенным в том, что я делаю то, что нужно? Как вообще человек может быть уверен в чем-то?». В итоге больной ОКР может обнаружить себя вовсе не делающим что-то, а раздумывающим на тему того, чем бы ему следовало бы заняться.

5) Не всякое дело подходит больному ОКР. Нужно понаблюдать свой собственный организм. Он может плохо реагировать на активность, требующую быстрого переключения внимания. Нужно увидеть слабые места своего психического аппарата и на травмировать его такой деятельностью. Целесообразно подумать о том ритме организации дел, которые подходят Вам.

Если без сомнений не получается делать повседневные дела, значит, не стоит делать их в спешке. Если нужно подумать, перепроверить — нельзя насиловать себя и пытаться этого не делать. Значит так, Ваш мозг обрабатывает информацию. В попытке насильственно изменить это, Вы только травмируете свою нервную систему, ведь многое в её работе определяется наличием ОКР. Наличием ОКР определяется многое и в образе жизни и в личностном развитии.

6) Хаос в мыслях целесообразно каким-то образом упорядочивать. Больному ОКР бесполезно предлагать «просто не думать об этом и все». Если бы это было возможно, речь шла бы не об ОКР. Поэтому с тревожащими мыслями и сомнениями надо как-то работать. Для начла не помешает их хотя бы отразить на бумаге. Высказать все то, что кажется сомнительным, взглянуть на это, взвесить. Иначе информация будет накапливаться безо всякой обработки. Да, получается так, что больному ОКР всегда потребуется какая-то работа со своим расстройством.

Возможны периоды обострений, когда больной будет испытывать сильную тревогу — об этом тоже нужно знать. Он может испытывать страх, не зная, к чему он идет и предполагая, что итог будет страшным. Или же он может фиксироваться на каких-то мнимых муках совести или чувстве вины. Обсессии, связанные с реальными тяжелыми негативными чувствами — наиболее труднопреодолимы. Они могут даже приводить к бессоницам и депрессивным эпизодам.

7) Больному ОКР важно всегда понимать что и почему он делает, иначе сомнения просто собьют его с толку и поставят в тупик. Здесь речь главным образом идет о чисто обсессивном расстройстве, т.е. о расстройстве с преимущественно навязчивыми мыслями. Если такого понимания не будет, больной ОКР может просто оказаться не уверен ни в чём. Мыслительные процессы скопятся в голове в виде каши, и ни одна мысль не будет разрешена; и каждая мысль будет тянуть одеяло на себя.

Здесь больные обычно испытывают чувство дереализации, деперсонализации. Ощущение «ватной головы». Напряжение становится высоким, целесообразно заняться спортом или прилечь, что бы эта каша ушла.

ОКР требует понимания человеком особенностей своей психологии и организации соответствующего этим особенностям образа жизни. Не все, что хорошо другому — хорошо для Вас. Надлежит найти свой собственный психологический баланс: и с людьми и с жизненными делами. Просто так не брать во внимание особенности работы своего мозга не получится. Для больных ОКР важно спокойствие и ясность. Нужно всяческими способами их взращивать. Чем больше сомнений вы сможете привести к пункту №2, тем будет лучше. Конечно, перед этим потребуется предварительная работа, обозначенная в других пунктах рекомендаций.

Конечно, никакие рекомендации не позволят поставить окончательную точку в вопросе ОКР. Это нужно понимать. Обсессия сформулированная как «а что если мир нереален?, как мне найти в нём собственное я?, и что если все вокруг заблуждаются?» или «как быть уверенным в том, что нечто, чего ты не знаешь, не существует?» обязательно запустят сомнения вновь. Такова жизнь ОКР.

Навязчивое мышление будет продолжаться. Нужно постараться минимализировать деструктивные последствия этого. В конце концов, ОКР не удастся удовлетворить. Вещи нужно просто оставить — в том виде, в котором они есть и не пытаться понимать. О принципиально неразрешимых вопросах немого было сказано в прошлой статье. Иначе, для тяжелых сомнений будет вполне достаточно просто настоящего момента времени — причем будет неясно, в чем конкретно эти сомнения состоят. Вы будите ощущать внутри какое-то смутное напряжение, чувство неопределенности, несовершенства. Это невозможно разрешить, за пределы этого можно лишь выйти.

Источник:
Самопомощь при окр, часть 2
Здравствуйте, уважаемый читатель. Эта статья задумывалась, как собрание общих рекомендаций для больных ОКР и является естественным продолжением Самопомощь при окр. Часть 1. Надеюсь, она окажется для
http://okr-info.ru/samopomoshh/samopomosh

COMMENTS